Меню
12+

«Знамя», общественно-политическая газета Пермского края

23.08.2018 10:18 Четверг
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!

Комсомол в моей жизни (№28)

Комсомол – яркая страница истории нашего государства, неотъемлемая часть жизни старшего поколения, это молодость, неуёмная энергия, любовь и светлый взгляд в будущее, полный надежды на счастье.

Юбилей комсомола, который отразился на страницах и нашей газеты, всколыхнул душу комсомольцев эпохи социализма, у многих возникло желание поделиться воспоминаниями. Предлагаем вашему вниманию рассказ нашего выдающегося земляка Игоря Владимировича Юркевича.

Продолжение, начало в № 27 от 13 июля 2018 г.

Фотоархив к циклу статей по ссылке

Первая встреча

1 апреля 1958 года я уехал в село Нижний Ингаш. Районный центр, восемь тысяч населения, Как принято в Сибири, стоял на Сибирском тракте. Район сельскохозяйственный. Тридцать пять крошечных колхозов, два леспромхоза, три спецлагеря, три железнодорожных станции Сибирской магистрали – Нижний Ингаш, Тинская, Решёты. На границе с Иркутской областью в глухой тайге разместился знаменитый Краслаг с центральным управлением на станции Решёты. Около ста тысяч заключённых и десять леспромхозов давали стране сотни тысяч кубометров первосортной древесины. Дороги в районе грунтовые, малопроходимые весной, осенью и зимой. Я, Валя, сын Юра и мама Вали поселились в небольшом доме с печным отоплением в центре Нижнего Ингаша. До райкома комсомола несколько минут пешком.

Первая встреча прошла у секретаря РК КПСС Горева Ивана Петровича. Горев высокого роста, на плечах коричневый френч, светлые галифе заправлены в оленьи унты. Начал разговор секретарь:

– Рад познакомиться! Наслышан о вас, на Тинской молодёжь растормошил, с партизанами отлично поработал. Из крайкома партии позвонили: «Молодцы, замечательно местную тему увязали с событиями Гражданской войны, современностью!» Вернёмся, однако, к делу. Район наш огромный. Один красноярский учёный нам на семинаре заявил: «Нижний Ингаш – это территориально небольшое европейское государство! Богатство района – лес и земля. Земля не простая, а чернозём. Сельское хозяйство – это главная отрасль района. Поэтому задача райкома партии и комсомола – повышение урожайности зерновых и подъём животноводства. Все колхозы в глубокой трясине. Мужчин опытных мало – многие не вернулись с войны. Молодёжь подросла, вот её и надо подвигнуть на подъём экономики. Сельский комсомол, получается, в наши дни выходит на передовые позиции. Этим вам с активом придётся заниматься постоянно. Поедешь в низовые организации, разберись, что к чему. А то до тебя первый секретарь выступать с трибуны мастак, а как ехать в деревню – как в народной поговорке: «Брюхо болит!» Второе. Мне доложили, что ты не член КПСС, это надо исправить. У нас по уставу первый секретарь РК ВЛКСМ обязан быть коммунистом. Немедленно подавай заявление. Тинские коммунисты дадут рекомендации, и вопрос будет закрыт. Желаю удачи! Заходи ко мне запросто, я всегда помогу.

Я спустился со второго этажа, а там меня комсомольцы ждут, народ боевой и весёлый. Федя Костомаров, двадцать семь лет, второй секретарь, в райкоме уже два года, до этого пять лет служил на крейсере «Адмирал Макаров» Тихоокеанского флота. Паренёк заводной и горячий. Друзья ему не раз говорили:

– Федя, тебе с таким характером родиться следовало на Кавказе. Там бы ты не затерялся – лихой джигит!

– Я и здесь не пропаду, – отвечал невозмутимо Федя.

Володя Крачков, тридцать лет. В аппарате райкома комсомола девять лет. Пришёл из сельхозуправления. Отличный аппаратчик! Как я узнал, Крачков один из лучших комсомольских работников по оргработе и учёту Красноярского края. Главные черты – рассудительность и деловитость. Ему не раз предлагали переехать на работу в крайком ВЛКСМ, но Володя отвечал: «Не поеду, у меня здесь семья и малая родина».

Марина Зверева, двадцать один год, третий секретарь. Работа со школами, идеология. В райкоме второй год. Требует постоянной поддержки, так как у неё периодически возникают минуты разочарования.

Два инструктора, Михаил Величкевич и Гоша Соцукевич, работали в райкоме первый год. За глаза их называли ласково: «Братья белорусы». Автомашины у комсомола не было, передвигались по району на отечественных мотоциклах «ИЖ-49» и «ИЖ-56», без люлек. По таким ужасным дорогам люлька – лишний груз, когда ты сильно увяз в грязи. На учёте в райкоме комсомола была лошадь для хозяйственных нужд и для командировок по району в зимнее время, когда мотоциклы стояли на приколе.

На первой встрече я заявил:

– Указаний не будет! Пока пригляжусь, вникну в суть дела, пройдёт ни один месяц. Буду учиться у вас и у жизни. А теперь за работу! Володя Крачков, когда у нас первое бюро и пленум? Пошли в кабинет!

Наш парень

Так начался новый этап в моей жизни. В семье всё в порядке. Валя устроилась работать старшей пионервожатой в семилетнюю Шпалозаводскую школу, с Юриком возилась бабушка Антонина Андреевна – все при делах.

Лето, осень и зиму первого года я провёл в командировках по району: когда можно – на мотоцикле, зимой на лошади, запряжённой в сани, где попутным транспортом, а где и пешком. Я помнил наказ университетских профессоров: чтобы решить правильно проблему – узнай всё о ней, а дальше анализируй, размышляй. В низовых комсомольских организациях прошёл слух: новый секретарь молодёжи приехал из Свердловска, деревенскую жизнь знает и понимает, с комсомольцами в общении прост. Наш парень – свой в доску!

В поездках по деревням и сёлам, в разговорах с молодёжью, руководителями хозяйств высветились две острые, застарелые проблемы. Первая – дефицит опытных кадров, бригадиров и председателей. Многие руководители колхозов с войны не обновлялись, а кто был во главе хозяйств, отличались безграмотностью и инертностью. Но кто согласится возглавить колхоз, если в животноводстве не хватает кормов, а по весне начинается массовый падёж коров и телят. В колхозе «Память Чкалова», зайдя на ферму, увидел жуткое зрелище: десятка два коров висело на верёвках, безвольно опустив головы.

– Это зачем? – удивился я.

Зоотехник Люба Коробова, комсорг фермы, пояснила:

– Если скотина от истощения ляжет на пол, её уже не поднять, она не жилец! А так, глядишь, рано трава зазеленеет, коровушек отпустим, они хоть на коленях доползут до неё и многие выживут!

Я понимал и другой удручающий факт: колхозы скота держат в два раза больше, чем заготовляют кормов. И это железный план и установка партийных и государственных властей района. Они претворяли в жизнь директиву Центрального комитета партии Советского Союза, которую чётко озвучил на весь мир генеральный секретарь Никита Сергеевич Хрущёв: «Догнать и перегнать Америку по мясу!» В районе была развёрнута кампания, а значит, и по всей стране, по контрактации только что родившихся телят в частном секторе. К этой кампании подключили и комсомольцев, и школьников. В школах создавались минифермы по выращиванию кроликов, цыплят, уток и гусей. Горев И.П., первый секретарь РК КПСС, в разговоре со мной приказал:

– Беритесь за этот вопрос основательно и надолго! Каждый месяц чтобы отчёт о проделанной работе лежал у меня на столе!

Фрукты из Поднебесной

У читателя может сложиться мнение, что райком комсомола занимался только подъёмом животноводства и земледелия. Злободневными были темы: молодёжь и целина, молодёжь и спорт, молодёжь и культура. Клубы, как очаги культуры, были только в райцентре, на Тинской и Решётах. Сельская молодёжь только вздыхала, когда в кинофильмах показывали, как отдыхают горожане:

– Вот бы нам такие клубы! А у нас, как на Северном полюсе: или ты у Мани Швалёвой в холодной летней избе кадриль отбиваешь – морозный пар изо рта вылетает, или на пятачке среди сугробов на свежем воздухе!

В этой связи вспоминается культурный поход тинской молодёжи в современный ресторан. Кругом тайга – где его взять? А если хорошенько помозговать – и ты уже в ресторане, да ещё в каком классном! Через Тинскую проходят на восток и на запад сотни пассажирских поездов. Выбери скорый поезд, например, «Москва – Владивосток» или «Пекин – Москва», без билета заходишь в вагон-ресторан, а там такое великолепие товаров – глаза разбегаются. Подбегает вышколенный официант: «Чего изволите?» И перед вами на столе армянский коньяк, шампанское, фрукты, дорогая рыба и блюда отличной кухни – только денежки плати!

От Тинской до Тайшета езды сорок минут. На станции посидели полчаса – с востока идёт пекинский поезд. Снова заходим в ресторан, а там китайская кухня! На прощанье попросишь у предприимчивых китайцев продать яблоки.

– Халасо, будет фрукта! – кивает одобрительно головой шеф-повар.

И вам несут в большом пакете ароматно пахнущие яблоки из Поднебесной, а стоят они копейки по русским ценам: ведро яблок – три рубля!

Физкультура и спорт только в школах, да и то не во всех. Одни лыжные гонки в год среди взрослых в Ингаше и, пожалуй, всё. Член бюро Ваня Долгих служил в Порт-Артуре. Там его китайцы научили игре «пинг-понг», настольный теннис по-нашему. Ваня сам по себе сколотил два деревянных теннисных стола и организовал занятия со всеми желающими в коридорах Дома культуры. В свободное время забегал на тренировки и увлёкся этой заморской игрой. Что нравилось мне – развивались быстрота и ловкость. Он наловчился неплохо играть, всех побеждал, кроме тренера.

По моему предложению во всех крупных населённых пунктах были сооружены спортивные площадки с минимальным набором игр: лапта, волейбол, городки, футбол. В первенстве района по футболу выступали всего три коллектива: райцентр, станция Тинская, сборная солдат и офицеров Краслага.

Всесоюзный комсомол шефствовал над программой освоения целинных земель, комсомольскими стройками в Сибири. Юношам и девушкам, желающим поехать на целину, вручались именные путёвки в торжественной обстановке. Крайком комсомола требовал одно, райком партии – другое. Горев И.П. при встрече с активистами комсомола ворчал:

– Не раскидывайтесь молодёжью! Она нам нужна здесь, в районе. Уезжают ведь по путёвкам самые боевые ребята.

Время созидания

На правом берегу Енисея в городе Красноярске строилось несколько крупных промышленных предприятий. Лично убедился в этом, когда на краевом семинаре первых секретарей завезли на строящиеся промышленные гиганты. На десятки километров – производственные здания, цеха, трубы ТЭЦ, взметнувшиеся высоко в небо, тысячи людей в робах и всюду транспаранты: «Красноярский край – главная строительная площадка Сибири».

Железнодорожный транспорт решительно переходил на электрическую тягу. Прощай, паровозы! Вам на смену идут скоростные поезда двадцатого века. По всей Сибири вздыбились над берегами рек электростанции. Промышленная революция ежечасно, ежемесячно проходила перед моими глазами. Промышленный подъём немыслим без помощи и поддержки всего народа. Патриотический порыв молодёжи к созиданию ощущался повсеместно: на комсомольских встречах, вечерах, слётах, в цехах, на строительстве ЛЭП и электростанций. Комсомольцы с огоньком распевали популярные патриотические песни:

Забота у нас простая, забота наша такая –

Жила бы страна родная, и нету других забот.

И снег, и ветер, и звёзд ночной полёт

Меня, моё сердце в тревожную даль зовёт!

На проводах добровольцев на целину звучала другая песня:

Едем мы, друзья, в дальние края,

Станем новосёлами и ты, и я!

Без преувеличения, это были годы созидания. Страна после войны поднялась из руин, восстановилась, расправила плечи и сделала решительный шаг к подъёму экономики, культуры и искусства. Появились новые фильмы, художественные произведения, которые звали страну, особенно молодёжь, превратить Советский Союз в мощную и процветающую державу.

Перевёртыши, реалисты и романтики

Вне сомнения, по пословице «В семье не без урода» появились не верящие, сомневающиеся, тайные враги советского строя, просто бездельники. Это правильно, что мы не похожи в своих поступках, делах, убеждениях друг на друга, но есть одно, что нас объединяет: общее прошлое (народ, история, территория, культура), настоящее и будущее. Появились первые диссиденты. Подпольный самиздат, отправка рукописей за границу. Являясь частью советского народа, они презирали его, публиковали истерические заклинания и призывы к иностранным государствам: «Спасите нас! Помогите нам!»

Советской молодёжи были чужды эти ультрапатриоты наоборот. Они идеологические перевёртыши, от которых пахнет предательством! Хотите добиться правды – боритесь законными методами, а не кланяйтесь дяде Сэму за океан!

В девятнадцатом веке декабристы, выходцы из старинных дворянских родов бросили вызов царю без оглядки на Запад. Они думали правильно: на своей стороне мы разберёмся сами, Запад нам не нужен!

Великих русских писателей Достоевского и Салтыкова-Щедрина царское правительство подвергло моральному унижению, заключило в тюрьму, отправило в ссылку, но они не уехали на Запад, не просили у него защиты. Они, будучи русскими патриотами, с любовью и честно писали о России и народе, бичевали в своих произведениях мерзости русской жизни.

Вспомнилась поездка на комсомольскую стройку Усть-Илимской ГЭС. Тридцать комсомольских секретарей Красноярского края прожили на строящейся электростанции три дня. Первый день – встречи, второй, третий – работа в котловане ГЭС.

– Кто они, эти строители? – задавался вопросом я. – Реалисты, за длинным рублём прибыли, или романтики – «за запахом тайги», приключениями?

Были, разумеется, и первые, и вторые. Всюду ощущалась неиссякаемая энергия и трудовой порыв молодых первопроходцев. Молодёжи свойственна мечтательность и устремление в будущее. Дикую природу таёжных речных просторов разбудили громкие голоса, шутки и смех, задорные песни, шум тракторов, машин и кранов. На таёжной реке тысячи палаток, тысячи молодых строителей. «Пахнут хвоей зелёные звёзды тайги и вполголоса сосны читают стихи!»

Мы разучили новую песню на слова поэта Танича:

Живём в комарином краю и лёгкой судьбы не хотим,

Мы любим палатку свою – родную сестру бригантин.

Горит по ночам керосин на палубах всех бригантин.

И снова вперёд, как парусный флот, палаточный город плывёт!

«Какая замечательная молодёжь! – с этими яркими впечатлениями я уезжал домой.

Продолжение следует

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

18