Меню
12+

«Знамя», общественно-политическая газета Пермского края

21.04.2020 16:41 Вторник
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 15 от 10.04.2020 г.

Один день войны

Из воспоминаний участника Великой Отечественной войны Александра Григорьевича Баяндина, механика совхоза «Садкинский», записанных в 1975 году.

«Шёл июль 1943 года. Знойный. На Орловско-Курском выступе начались сильные бои. Марш-бросок, и бригада противотанковой артиллерии врезалась в самый центр наступающих гитлеровцев, оправившихся от осенне-зимнего поражения.

Сосредоточив на этом участке огромное количество танков, самолётов и артиллерии, фашисты хотели сломить сопротивление наших войск и взять инициативу в свои руки. Но наше командование разгадало намерения врага и подготовило соответствующую встречу, чтобы навсегда выбить желание о походе на восток и окончательно приблизить день победы.

В результате трёхдневных атак гитлеровской танковой армаде удалось потеснить нас и вклиниться на несколько десятков километров в нашу оборону. В этот раскалённый участок фронта попадает наша вновь сформированная артиллерийская бригада, оснащённая новейшими 57 и 100-миллиметровыми пушками, которые способны пробивать броню хвалёных "тигров" и "фердинандов". В составе этого артиллерийского соединения мне пришлось участвовать в бою одни сутки.

Был я командиром орудия. Расчёт состоял из семи человек, все молодые, только мне было 20, а остальным 17-18 лет. В ночь на 8 июля мы заняли позиции в районе сёл Похвальная, Понари, Ольховатка. К утру еле успели окопаться и замаскироваться, чтобы противник не заметил с воздуха и земли.

Командир батареи вызвал командиров расчётов и отдал приказ. Вот уж скоро будет с того времени 27 лет, а содержание его я помню дословно: "Противник, имея большое превосходство в численности живой силы и техники, за три дня наступательных боёв потеснил наши части. Мы стоим на главном танковом ударе врага. Задача всех артиллерийских соединений и частей – остановить продвижение гитлеровцев. Это последний наш оборонительный рубеж. На нём стоять любой ценой, от этого будет зависеть успех всех операций!"

Приказ был доведён до каждого расчёта, до каждого солдата. Артиллеристы дали клятву, что будут стоять до последнего дыхания и до последней капли крови, но не сдадут позиций.

Ещё не взошло солнце, как в воздухе появилась стая пикирующих бомбардировщиков. Они обработали наш передний край. Вслед за ними прилетела другая партия самолётов. Кроме того, противник начал артподготовку и танковую атаку. Нам удалось насчитать пятьдесят танков.

Когда они приблизились на расстояние выстрела прямой наводкой, раздалась команда: "Огонь!" И наша артиллерия дружно встретила железную армаду. Около двух десятков танков мгновенно загорелись. Но и гитлеровцы не дремали. Они так же быстро обрушили на нас огонь. Самолёты с бреющего полёта били по нам из пушек и пулемётов, сбрасывали бомбы. Казалось, батарея была смешана с землёй и воздухом. Но уцелевшие расчёты не прекращали стрелять. Они стояли насмерть, не обращая никакого внимания на то, что творится вокруг. У них была одна цель – отбить танковую атаку. И отбили её, фашистские танки ушли задним ходом.

Не успели мы привести в порядок огневые позиции и орудия, как самолёты и артиллерия противника налетели снова. А через некоторое время показались танки. На этот раз они шли более уверенно и прицельно вели огонь. Но и эта атака была отбита. Враг оставил на поле боя ещё более десятка танков.

Во время этого боя рядом с нами разорвался снаряд. Нас осталось только двое, и то раненые. А у орудия разбило щит и панораму. Но всё-таки мы до конца дня продолжали драться.

Вечером гитлеровцы пошли в пятую атаку. Они пустили много "тигров". Видимо, хотели запугать оставшихся в живых артиллеристов. Но мужество и стойкость, вера в победу помогли нам выдержать всё и выполнить приказ Родины.

На этом небольшом участке гитлеровцы имели более трёхсот танков. Пятьдесят из них мы подбили и сожгли только за один день. Помню, на нашу огневую позицию идёт "тигр". Мы открыли по нему огонь. Но от длительной стрельбы ствол пушки раскалился, орудие потеряло убойную силу. А танк был совсем близко. Я заметил, что на его широкой гусенице разрыв, и держится она на одной проушине. Нужно было ждать, когда она сделает оборот, и ударить по ней. Гитлеровцы, наверное, уже считали нас своей жертвой. В это мгновение тяжёлый снаряд попал в гусеницу, и железная громадина повернулась задом перед самым стволом нашей пушки. Моя рука сработала машинально. Второй снаряд попал прямо в моторную часть. Танк окутал чёрный дым. И только тогда я почувствовал усталость и боль в правом боку.

Уже закатилось солнце за горизонт. Я крикнул своего напарника Васю Бутусова. Он мне не ответил. Пошёл по траншее. Там его не оказалось. На обратном пути нашёл его в нише. Он сидел и держал в руке снаряд, но был уже мёртвый. Ему оторвало стопу ноги. Утром мы обнаружили дорожку, политую кровью. Это Вася носил снаряды. Так воины-артиллеристы выполняли приказ Родины.

Враг был остановлен. А вечером того же дня наши танковые соединения пошли в наступление. Измотанный противник не оказывал особого сопротивления.

Нельзя забыть тех товарищей, которые там стояли насмерть, и тех, которые навсегда остались там. Для них то июльское утро и восход солнца были последними. Им не довелось встретить долгожданной победы, ради которой они отдали свои жизни.

Ещё раз хочется вспомнить алтайского паренька Васю Бутусова. Тогда ему было всего 17 лет».

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

74