Меню
12+

«Знамя», общественно-политическая газета Пермского края

17.05.2018 09:50 Четверг
Категория:
Тег:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!

Прости, солдат

Автор: Виталий ГОРШКОВ

А по щеке его катилась

Слеза за город Сталинград

На улице третье тысячелетие. Повсюду мобильные телефоны, Интернет, уже и роботы появились! У президента Путина в руках гиперзвуковая ракета, и можно уже и России пожить спокойно, агрессор получит отпор.

А тут старшина из минувшей Второй мировой – 94-х лет отроду! Без малого век! И он по-прежнему воюет! Перепахал его Сталинград вдоль и поперёк! Держит и не отпускает солдата война с Гитлером – до сих пор. Приходит среди ночи в полусонный его бред с бомбёжками, с бесконечными, изматывающими походами за «языком», с жуткими воющими бочками, сброшенными немцами с неба на позиции русских людей. Лишь днём возвращается к нему покой и отдыхает душа среди любимых детей, внуков и правнуков.

И не стыдно нам?

Я тяжело добирался к солдату, жителю села Сретенского Николаю Николаевичу Симонову, который в военном прошлом два года провёл на передовой и в оборонительных боях отстоял город на Волге. За сражения победные с коричневой чумой он награждён орденом Отечественной войны I степени, двумя медалями «За отвагу», «За оборону Сталинграда» и «За освобождение Белграда». Этот героический «иконостас» не облегчил ему жизнь. Прости, если можешь, солдат, Россию за то, что до сих пор живёшь среди болот. Так я называю в селе твоём дороги, по которым в распутицу можно только плыть. Мне пришлось бросить застрявшую редакционную машину и «грести» к дому твоему по тёмной жиже. В этом «плавании» к тебе пришлось отбиваться от озверевших псов, вольно гуляющих по твоему селу. И за этот бардак тоже прости Родину, солдат, если сможешь!

А вот твой огромный надёжный пёс поверил в мои добрые намерения и пропустил меня к тебе. И разговор наш долгий, исповедальный наконец-то состоялся. Прости родину малую и за то, что вынужден ты защищать себя и дом – свой последний рубеж, с помощью собаки. Преступность-то гуляет по селу.Однажды воры уже пытались выкрасть из дома фронтовые награды отца старшины – Николая Кузьмича Симонова, тоже участника Великой Отечественной войны. Грабитель от возмездия не ушёл, вернулись в дом награды деда.

Прости и меня, христа ради, что не выпил я с тобой фронтовые сто грамм за Победу и за помин души погибших твоих однополчан из той бутылочки коньяка, что взял с собой, – за здоровье твоё переживал. Выпьем ещё, надеюсь, всем смертям назло.

Стояли насмерть

До войны 17-летний паренёк работал помощником счетовода в сретенском сельпо. В начале 1942 года медики обнаружили у него серьёзную болезнь – компенсированный порок сердца. Врач пытала его настойчиво: «Желаешь служить Отечеству?» Он ответил согласием: боялся репрессий. И с такой патологией сердца его мобилизовали на фронт. Везли на войну в санях в тридцатиградусный мороз. Душа плакала, он уже понимал, в какую страшную мясорубку человеческих судеб его везут…

Весной того же года обучался военному делу в Камышловском пехотно-миномётном училище, но закончить его не удалось: в июле по боевой тревоге курсантов собрали в эшелон и отправили на фронт. На станции «Тёплая гора» воинам организовали последнюю перед тяжелейшими боями помывку в бане. Выдали обмундирование: шинель солдатскую, каску, ботинки и солдатскую обмотку, сапёрную лопатку, винтовку, две гранаты, вещевой мешок. Продуктов дали на двое суток: сухари, банку консервов. Утром его подразделение погрузили в эшелон, переправили через Волгу – к станице Бекетовка, под Сталинградом. А далее они окопались уже у станицы Лапшин сад, сменив бойцов воевавшей там воинской части. Теперь здесь держал оборону города его 286 стрелковый полк 94 дивизии под командованием майора Парамошкина. И здесь заряжающий 122-миллиметрового миномёта, старший сержант Николай Симонов, тоже стоял насмерть до полного разгрома врага и пленения фельдмаршала Паулюса и остатков его разбитой и сломленной армии. Так будет… А прежде в оборонительных боях много раз отправляли его в разведку за «языком» – на верную смерть. Рассказывать об этом не любит. Дорогой ценой всё доставалось. Видел гибель товарищей. Сам чудом уцелел. За пленённых фрицев был награждён двумя боевыми медалями « За отвагу».

Хотят ли русские войны?

Николай Николаевич помнит, как немец в первые месяцы обороны Сталинграда был отлично вооружён, экипирован. С горечью говорил о том, что у каждого «ганса» был шерстяной мундир, автомат, тёплые сапоги, духи, бритва, курительный мундштук, добротный кожаный рюкзак для личных вещей. А у наших лишь вещевой мешок, винтовка и штык, шинель простая да ботинки с обмотками.

– С питанием та же история, суп ели без картошки. А у фрицев – обозы с богатым провиантом! Да что там говорить! – старшина замолкает, а потом продолжает… – Враг тогда снарядов не жалел. Вёл себя нагло и не сомневался в своей победе. Листовки с самолётов подбрасывал: «Сдавайтесь, а то будем купать всех в Волге!». Валил на головы русских пустые свистящие бочки – давил на психику красноармейцев. Думал, умрём от страха и разрыва сердца. Немец воевал крепко: ночью и днём стрелял из миномётов и пушек, танков. Утюжили бомбами русскую линию обороны вражеские самолёты. Но враг просчитался. Не учёл и русских чудовищных морозов минус 30-40 градусов, и победного духа русского солдата. И был разбит. Все-таки русский солдат воевал на родной земле, за свою семью, беззащитных ребятишек, матерей и любимых женщин, за города и сёла. В этом и черпал свою силу.

Для Симонова война – это варварское истребление людей. Люди гибли тысячами и с той, и с другой стороны. Грязь, снег, дождь. Ты часами лежишь в окопе, и обсушиться тебе негде. Война – апокалипсис, и не каждому было суждено остаться в живых!

После Сталинграда Николай Симонов освобождал Звенигород и Белград. Бог войны сохранил ему жизнь, в сражениях Великой Отечественной войны солдат избежал ранений. Только через год в Польше он получит тяжёлую контузию. А дальше был госпиталь, там и встретил он свой День Победы над Германией. Далее страна отправила его на Дальний Восток – воевать с Японией. Здесь старшина был уже танкистом. По его словам, японцы оказались намного слабее немцев. Но победа над врагом была не менее ценной.

Командир – он и в мирной жизни командир

Демобилизовался старшина в 1947 году, и ему сразу предложили возглавить сретенское сельпо. В системе потребительской кооперации служил он верой и правдой долгие годы. Его уважали и простые люди, и руководители за отлаженную организацию труда.

После войны с верной супругой Зоей Александровной вырастили четырёх детей: Василия и Александра, Ираиду и Тамару. Воспитывали в строгости, на личном примере учили нравственности, всем дали высшее образование. У всех благополучные семьи, радуют уже сердце фронтовика шесть внучат, три правнучки и два правнука.

Старшина Симонов – человек благородных кровей, настоящий мужчина, глава семейства. Даже сейчас, потеряв зрение, он – центр своей большой семьи. Когда на праздники к нему съезжаются дети, внуки и правнуки, для каждого найдёт доброе слово… и наградит, скажем так, премией с фронта! Живи долго, солдат! И прости нас, если сможешь…

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

22